Водка и телевизор

Когда я спрашивал своего деда о войне, тот молчал как разведчик. Собственно, он и был разведчик. Бабушка потом показывала его военные фотографии, как он брал языка, как дошел до Германии, и, конечно, с удовольствием демонстрировала его награды. Мне в 12 лет хотелось знать, как оно было на войне на самом деле. Но дед только махал рукой и указывал на телевизор, мол, смотри «Семнадцать мгновений весны». Я смотрел, впечатлялся, а потом опять спрашивал: «А про себя-то расскажи».

Молчание. Пил он регулярно, и как все его друзья-фронтовики. И тогда ему, видимо, становилось легче. Он начинал улыбаться и вырезать мне из бумаги лебедей. Видимо, портвейн помогал ему на время забыть то, что о чем страшно было вспоминать. И тогда я, пользуясь моментом, снова спрашивал его о войне, но опять не получал вразумительного ответа. Джордан Питерсен, профессор психологии университета Торонто, рассказывает о феномене «фальсификации опыта» под воздействием внутренней травмы. Читать далее Водка и телевизор

Facebook Comments
Поделиться

Отречемся от старого мира?

В 1939 году вышла книга Н. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма». Тот, кто воочию видел события начала 20 века в России, подытожил смысл русского коммунизма в одном наблюдении о природе русской души. Русская душа, сформировавшаяся под влиянием Византийского православия, склонна превращать все в предмет веры. Русской душе свойственно целостное, тотальное восприятие мира. Русская душа религиозна до мозга костей, простите за несуразицу. Ей хочется верить. И верить она может во все, что угодно.

В основе Византийского православия лежит мироотрицание. Монашеская святость. Полное отречение от мира и самопожертвование ради спасения души. Это называется одним всеобъемлющим словом – подвиг. Подвиг есть отрицание мира и себя ради Царства Небесного, и это ядро русского сознания. Такое отношение к миру возможно только при наличии полной, непререкаемой и безусловной веры. Русский человек на все смотрит религиозно. На царя, на отечество, на человека, на землю, на воду, на труд, на хлеб, на будущее, на прошлое, на язык. Для него нет ничего несакрального. Он освящает все. Читать далее Отречемся от старого мира?

Facebook Comments
Поделиться

Откуда у одиночества ноги растут

«О, одиночество, как твой характер крут…», — писала Белла Ахмадулина. Мы часто думаем, будто окружение себя людьми решает проблему одиночества. Стоит нам найти людей, и одиночества не останется. Однако это не так. Можно оставаться одиноким и в браке, и в коллективе, и в церкви – сколько бы людей вокруг тебя не было. Но можно и НЕ быть одиноким, даже если ты один. Чувство одиночества напрямую не коррелируется с наличием или отсутствием вокруг тебя людей.

И все же мы верим, что в компании, в коллективе, в обществе, мы автоматически перестаем чувствовать себя одинокими. Часто общение выбирается нами как способ заполнить свою внутреннюю пустоту, излечить себя от чувства отрезанности от людей, мира и себя. Результат такого «использования» общения — усугубление чувства одиночества. Использование людей в качестве «батареек», пополняющих твой внутренний «ресурс», как правило, ведет к тому, что ты возлагаешь на людей слишком тяжкое бремя, и они уходят. Читать далее Откуда у одиночества ноги растут

Facebook Comments
Поделиться