Category Archives: Meditations

Четче, ярче, звонче

«Направь все свое внимание на то, что Бог делает прямо сейчас и не парься о том, что будет завтра». Так звучат слова Иисуса: «Не заботьтесь…завтрашний сам позаботится о своем» в переводе «Message» Юджина Питерсона. Я лежал на полу второго этажа на мансарде небольшого домика посреди Кордельер и погружался в сон. Справа от меня похрапывал Ян, утомленный недавними прыжками по скалам. Слева свернулся калачиком Сема – виднелась только груда одеял, под которыми он себя «закопал».

Я перевернулся на живот и стал смотреть в окно. Среди еловых ветвей на темном калифорнийском небе поблескивала звезда. Я был в моменте. В голову время от времени стучались беспокойные мысли – о том, о сем. Я знал, что, если начну их думать, остановиться будет тяжело. И я не стал. Не стал думать о том, что может быть. Передо мной был момент. Все остальное – не мое дело.

Я мысленно переложил ВСЁ на Бога. Стало легче. Ян захрапел четче. Сема стал спать глубже. Пространство стало яснее. Сознание чище. Все стало проще. Или так мне показалось. Я улыбнулся, вспомнив, как сегодня днем мы ныряли в озеро Эхо, а потом дрожали как цуцики с полвечера. Вода – градусов +15, от силы. Тук-тук – снова застучали беспокойные мысли. Я перенаправил их по адресу. На, Бог. Держи. Бог взял. Все внимание на сейчас.

Было тихо и тепло. Я разглядывал своды крыши, подсвечиваемые полоской света, сочившегося из-под двери ванной. Редко выпадает случай засыпать на мансарде под такой покатой крышей. Домик небольшой, но приятный. Построен из камня и дерева в 1921 году. Представил себе, как кто-то строит себе летний домик посреди гор Сьерра Невада в то время, как в России бушует красный террор. В голове не уложилось.

Тук-тук, снова застучали мысли – опять передал Богу. С каждой «передачей» становилось все легче. И я как будто сам становился легче. В теле какая-то приятная гибкость образовалась. Стало спокойно. Очень спокойно. Редко когда чувствуешь себя так спокойно. Бог делает что-то прямо сейчас. Для меня. Для тех медведей, которые ходят по склонам нашей горы – мы видели накануне троих. И для елей. И для гор.

Горы лежали вокруг, словно великаны, упавшие рядом с озерами, чтобы напиться кристально чистой воды. Они были спокойны, торжественны и неподвижны. Глядя на них, я тоже был спокоен, торжественен и неподвижен. И внутри меня росла моя собственная неподвижность: мысленный шум утихал, сознание яснело, Ян храпел, Сема ерзал, свет струился, а я был. Я не думал и не делал, а был.

Словно гора, на которой стоял наш дом, текущий момент был огромен и спокоен. Он тек, и я тек вместе с ним. В этом потоке меня, видимо, и застала дрема. Настоящее – как гора. Оно огромно, когда наш взгляд направлен на то, что у нас перед глазами. Оно неподвижно и непоколебимо волнениями дня завтрашнего и вчерашнего. Оно вросло корнями в почву и никуда не спешит. Спешат язычники. Им все че-то надо.

У нас же все перед глазами. У нас – доверие. Мы всё перекладываем на Него. Препоручаем Ему всё то, что было или могло бы быть. Предаем Ему день завтрашний и вчерашний. Остается только то, что есть. Мы вглядываемся, внюхиваемся, вживаемся в это “есть”. Оно открывается нам простым Присутствием того, кто всегда с нами – когда у нас есть глаза, чтоб видеть. И тогда все вокруг становится четче, ярче, чище, звонче, радостнее. Мы вошли в радость Господина…

Поделиться