Category Archives: Прозрение

Что есть у техасских коров?

Проезжая по улице Дикси-фарм, видишь их постоянно. Они обычно лежат, стоят или неспешно жуют что-то так, как будто в этом заключается весь смысл бытия. Это длиннорогие техасские коровы. Они славятся своим жирным мясом, и из них делают популярнейшее местной блюдо «брискет» – томленная на медленном огне в течение 7 часов жирная говядина. Говядина эта так хорошо приготовлена, что просто отваливается от костей. И вот эта томленая говядина смотрит на меня своими потрясающими глазами каждое утро, когда я проезжаю мимо.

Что я вижу в этих глазах? В глазах существа, которое завтра превратится в бифштекс? Смятение, тревогу, страх, желание убежать от своей коровьей доли? Нет. Длиннорогие коровы выглядят абсолютно довольными. Глядя на них, понимаешь, почему в некоторых культурах корова – священное животное. Особенно когда мчишься по трассе в потоке других таких же торопыг. Стоит только поймать на себе их священный взгляд и становится понятно: они довольны, а ты – нет.

Они спокойны, а ты нет. У них все есть, у тебя нет. Им ничего не нужно, а тебе нужно. Они что-то знают, ты мечешься. Они лежат на обочине, и им нет никакого дела до той тысячи дел, которыми озабочены пролетающие мимо водители. В их глазах удивление – почему вы не радуетесь тому, что у вас есть, как мы? Неужели у вас ничего нет? Чего вам надо? Почему вы не можете просто быть?

Просто быть? Как говорит католический монах Томас Китон, Присутствие противится усилию. Мы думаем, что нужно что-то сделать, чтобы прийти в состояние гармонии. Особенно помолиться. Особенно потрудиться. Особенно куда-нибудь сходить. Но присутствие – это, во что мы «соскальзываем», во что мы «падаем». Главное – ни за что не цепляться. Обычно мы цепляемся. Разжать кулак контроля, отпустить то, что держишь. Это действие отрицания, действие отбрасывания, действия отказа.

У Ричарда Рора есть фраза: «Присутствие повсюду, наша задача – убрать себя, не мешать Ему прийти». То, что есть у техасских коров, есть и у меня. Если я перестану Ему мешать, сделаю усилие самоустранения, во мне образуется пустое пространство, в которое приходит Присутствие. Действительно ли мне все это нужно, что я себе напланировал в течение дня? Может, я могу от чего-то отказаться? Освободить место. Создать внутреннее пространство. Повыбрасывать хлам. Приготовиться к Присутствию.

Как только ум отказывается от чего-то, ему становится легче. Обойдусь. Не пропаду. Легкие расправляются. Дышится легче. Дух дышит в моем освободившемся нутре. Начинаешь замечать то, что вокруг тебя. Дети кувыркаются посреди комнаты. Ветер дует. Дождь стучит. Яичница шкворчит. Свеча горит. В этой внутренней тишине появляется чувство довольства. Мне много не надо. Достаточно того, что есть.

И вот я снова еду по Дикси-фарм, притормаживаю, сбавляю скорость и снова смотрю на них, с кем я одной крови. Они как священные символы тихо жуют свою траву, трутся рогами о столбы и источают коровье спокойствие. Все просто. Они ни за что не цепляются, они падают прямо в Присутствие. Потому глаза их не от мира сего. Потому они ходят по лугу как немые стражи Присутствия и говорят мне: «Остановись. Тебе ничего не нужно, кроме того, что есть».

Поделиться