Шла пятая неделя изоляции. И рощица рядом, и речка, и каяки, и велосипеды, и прогулки, и море недалеко, но в голову иногда приходят безумные мысли. Например, плюнуть на все и пойти в магазин. Живьем. Не онлайн. На людей посмотреть. Пересечься взглядами. Увидеть, что они есть. Кроме тех, кого вижу каждый день. Завести мотор, посидеть в машине, нюхнуть запах бензина. Проехаться немного – чтоб не забыть, как оно вообще.

Техосмотр намедни проходил с чувством глубокого удовлетворения. Тетка была так растрогана моим посещением, что назвала меня «dearie» (дорогуша). Я с радостью заплатил ей за техосмотр и думал еще дать на чай. Но потом передумал. Из всех опций, куда еще можно пойти, приходит в голову только парк и еще парк. Но там были вчера и позавчера и третьего дня. Вопрос: «Чем бы заняться?» вызывает легкую паническую атаку.

Мысль, что это временно, успокаивает, но иногда думаешь: «А если бы это было надолго?» Лет на 10-20-30? Это была бы перестройка. Как у Виктора Франкла, возникла бы острая нужда в смысле. Для чего я встаю утром? Имеют ли мои действия смысл? Когда нельзя уже спрятаться за привычными делами, возникает пустота. Пустыня. Конечно, можно от нее избавиться и сидя в четырех стенах. Дела всегда можно себе придумать. Но стоит ли?

Пустыня – место хорошее. Место, куда ведет Дух. Но там водятся звери. И мы понимаем, что раньше мы их просто не видели. Но теперь они пришли и начинают терзать. Можно, конечно, убежать. Но можно и остаться. Иисус «был со зверями». И ангелы служили ему. Но это потом. Вначале звери. Звери – это то, что тайно жило и копошилось в глубинах нашего подсознания. Все это выползает наружу.

Мысли. В тишине пустыни они слышны все сильнее. Это голоса из нашего прошлого. Это пленки, которые проигрываются в нашей голове постоянно. Это наша программа. Наш код. Наша матрица. Реальность, натянутая нам на глаза голосами призраков. В пустыне они различаются лучше. Как правило это один и тот же месседж. Он крутится снова и снова, когда его нечем заглушить. Можно, конечно. Но может, не стоит?

Что он говорит? Что это за месседж? Этим месседжем мы живем, движемся и существуем. Он – наш исходный код. Даже если мы его не знаем. Пустыня дарит нам его в подарок. Дар пустыни – познание себя. Что это за голос? «Все будет плохо?» «Я останусь один?» «Я плохой?» «Я недостоин лучшего?» У каждого он свой. Он сформирован в мозге миллионами беспощадных повторений. Скреплен миллиардами нейронных дорожек. И он нас не отпускает.

Не отпускает, пока мы его не перепрограммируем. Брене Браун, исследователь в области стыда и уязвимости из Хьюстонского университета, говорит, что люди, открытые к жизни, отличаются от людей закрытых вовсе не своей естественной склонностью к открытости, а выбором. В каждый момент времени человек просто выбирает открытость, уязвимость и подлинность. Или не выбирает. Важно не то, способен ли я преодолеть что-то в себе, а то, готов ли я. Выбираю ли я делать то, что нужно сделать.

Нейронные связи перепрограммируются. Оказывается, если в молитве/медитации озвучивать мысли противоположные твоей «программе» БОЛЬШЕЕ КОЛИЧЕСТВО РАЗ и ДОЛЬШЕ ПО ВРЕМЕНИ, чем звучал исходный голос, мозг меняет свою физическую структуру! Меняется его форма, а значит и гормоны, которые он вырабатывает. Когда-то давно эту мудрость хорошо сформулировал Давид в 1-м псалме: «Блажен человек… размышляющий над законом Божьим день и ночь».    

Голос из прошлого звучал для нас день и ночь. Мы мариновались в нем. Он формировал нашу судьбу. Он терзает нас своими беспощадными зубами, когда мы оказываемся в пустыне. Но, если мы остаемся в пустыне, к нам вдруг приходят ангелы. И они говорят нам слова Бога. Они служат нам. Сядем, послушаем их. Они говорят нам сейчас. День и ночь. День и ночь. Голос прошлого замолкает. Звучит новый голос. Тихое веяние ветра. День и ночь. День и ночь. День и ночь. И голос его слышишь.

Facebook Comments

Поделиться

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о