«Не горело ли в нас сердце наше?», – вспоминали двое по дороге в Еммаус, после того как Иисус испарился у них перед глазами в момент преломления хлеба. Они узнали его. Нутром. Не глазами. Не руками. Не как Фома. Узнали на вкус. Вкусили и познали. Распробовали. Учуяли. Что-то затрепетало. Когда он еще говорил. Они уже стали переглядываться. Что это? Что-то знакомое… Никто не может прийти к Сыну, если не призовет Отец.

Нутро трепетало, пело, отзывалось на зов. Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих. Водопады Божьи – бездна великая. Они гудят, зовут, призывают. Нашу бездну. И она откликается. Поет. А он… он испаряется у нас на глазах. Остается только вкус на губах. Гул в ушах. Холодок на спине.

Недавно посмотрел ролик на Youtube о слепой певице, которая пела у станции метро. https://www.youtube.com/watch?v=cZvZ3j-ud0U Она участвовала в конкурсе с призом 100 000 рублей. Интересно было наблюдать за реакцией людей, которые ее слушали. Но еще более интересно было то, что иногда ее лицо искажалось гримасой, какая часто бывает у слепых. Я не смог сдержать слез. Какая красота! В этом искаженном лице! И вдруг я понял, кого увидел.

Его искаженный лик. И его красоту. «Где, когда мы видели Тебя алчущим?» В одном из малых сил. Это Я. Узнали? Он в том, в ком мы меньше всего ожидаем его увидеть. В тех, чей лик искажен. В тех, чья душа искажена. В тех, к кому не хочется прикасаться. В тех, к кому не хочется приближаться. «Мы отвращали от него лицо свое». Трудно на него смотреть. Но не смотреть невозможно.

Увидеть Христа – там, где все искажено, и в том, от кого хочется отшатнуться. Он там. Больше всего в тех, на кого трудно смотреть. Но он там. И хочет, чтобы я его узнал. Не глазами. Не ушами. Не перстами. Не так, как Фома. Как Магдалина, когда она услышала свое имя: «Мария». И все стало ясно. Как Петр, который прыгнул в воду в чем мать родила, когда услышал знакомое: «Закинь сети по ту сторону лодки».

Христос везде, во всем, во всех. Даже в тех, от кого хочется отвернуться. Особенно в них. Лик их искажен, но там красота. Но она открывается напоследок. Когда мы прошли с ней по дороге в Еммаус, она говорила нам свои речи, мы слышали ее голос, сердце в нас трепетало, мы ели хлеб. И вдруг – бездна! Это голос водопадов Твоих! Это – Ты. Я повсюду с Тобою встречаюсь. Когда рву мимоходом цветы иль на чей-то поклон отвечаю.

Но нет, постой. Уж где-где, а в этом-то человеке его быть не может! Он слишком не такой. В нем все не так. В нем все искажено. И сам он весь какой-то испорченный. Хочется отвернуться. Не смотреть. Отгородиться стеной. Там Бога нет. И быть не может. Все слишком искажено. Смотрю на него искоса, низко голову наклоня. Подозрительно выглядываю из-за своей безопасной стены. Говорю в сердце: «Фу». Натягиваю дежурную улыбку. «Я-то лучше его, – думаю. – Чище. Правильней. Бог со мной».

А что он? Тот, нечистый? Он несмело поднимает глаза к небу, и вдруг начинает говорить. И в его дрожащем голосе ты слышишь… Другой голос. Стена твоя испаряется, как не бывало. Как я мог быть так слеп! Не он слеп, а я. Не он с искаженным ликом, а я. Не он с испорченной душой, а я. А что же он? Он просто «малый сей». Он просто Христос… Вот хорошо, вот красота.

Facebook Comments

Поделиться

2
Отправить ответ

avatar
3 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
KennethbupLarryCekOmentielvoВлад Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Влад
Гость
Влад

Недавно читали рассказ «Легенда о св. Юлиане Милостивом» (Флобер; Тургенев).
Там в конце Христос тоже предстаёт через образ страшного больного проказой, который просил его обнять, а потом и поцеловать…