Не сутулься

Сколько я ни говорю дочери: «Не сутулься», она сутулится. Зачем я это говорю? Это же не помогает. Я ведь сам сутулюсь. И не первый год. Дети не будут делать то, что мы им с утра до вечера внушаем, они будут воспроизводить то, что они в нас видят. Точнее, они будут воспроизводить то, чего мы в себе не видим, и чем мы на самом деле являемся. У них есть такие внутренние сканеры – они просвечивают самые недра нашей души и считывают все то, что мы считаем нашим подлинным сокровищем. То, чему мы поклоняемся.

Сколько бы мы ни твердили: «Не сиди столько в телефоне», они считывают с нас зависимость от «средств отключения от мира». Если они видят во мне, что я время от времени погружаюсь в какую-то деятельность, чтобы «не думать», «бездумно во что-нибудь попялиться», то и они будут это делать. Потому что эти ценности передаются бессознательно. Какую бы внешне правильную жизнь мы ни вели, как бы ни старались «сеять разумное, доброе, вечное», наше подлинное «я» все равно будет просачиваться через все, что мы делаем. И дети это почуют, унюхают и отразят нам обратно, как зеркала.

Они – зеркала того, что хранится в самых недрах нашей души. Как правило, это что-то скрыто. Прежде всего, от нас самих. Но может быть, мы это знаем, что оно есть, – просто игнорируем и стараемся жить, как будто этого нет. Как бы мы ни старались внешне задавить правду о самих себе усилиями «образцово-показательной жизни», дети все равно уловят фальшь. Они будут поклоняться нашим тайным идолам. Не тому, что мы им внушаем. А тому, что нам по-настоящему важно. Нас это будет раздражать. Потому что это отражение нас самих. Мы будем твердить им: «Ну как ты можешь?» «Разве ты не понимаешь?» А они просто скопировали структуру нашей души.

Мы фокусируемся на том, чтобы подавать им пример внешним поведением, а они считывают в наших глазах то, что происходит в нас внутри, бессознательно. Мы этого не отслеживаем, а они считывают наши страхи, считывают наши «прелести», считывают наш стыд, считывают наш гнев и лицемерие.  Они наблюдают за нами круглосуточно – своим безошибочным детектором правды и лжи. Единственный способ обойти этот детектор – не врать. Признать то, что есть. Осознать то, что нами транслируется, когда мы этого не осознаем.

Какими они будут, когда вырастут? Конечно, у них будет выбор, как жить и поступать, но они непременно получат от нас в наследство то, что мы в себе не осознали. Как Адам некогда передал нам в наследство первородный грех, так и мы передаем своим детям свое наследство. Конечно, у них есть выбор, как они распорядятся этим наследством. Будут ли они жить по этой греховной программе или нет. Но он есть и у нас. Будем ли мы жить сегодня в соответствие с Адамовым багажом, доставшимся нам от предков, или мы его ОСОЗНАЕМ. Что читают в нас наши дети? Чего мы в своем царстве-государстве не знаем?

Вот они смотрят на меня и спрашивают немым взором: «Справился ли ты со своими страхами? Нет? Тогда и мне стоит убегать от них. И я, как ты, найду способ. Их много – алкоголь, наркотики, телефон, религия, работа. Справился ли ты со своим стыдом? Нет? Тогда и мне стоит найти козла отпущения и переложить на него всю вину за свою жизнь. Справился ли ты со своим одиночеством? Нет? Тогда и я заполню эту дыру людьми, которые будут постоянно меня обижать и унижать, но зато, надеюсь, никогда не уйдут. Справился ли ты со своей пустотой? Нет? Тогда и я залью ее бесконечными впечатлениями и безудержными эмоциями или еще чем-то, от чего у тебя волосы дыбом на голове встанут. Справился ли ты со своим гневом? Нет, тогда и я буду считать себя вправе осуждать всех и вся – чтобы облегчать свою боль».

Но даже если они уже считали с нас что-то, можно их удивить прямо сегодня. Они очень удивятся и расплывутся в невидимой внутренней улыбке, когда вместе обычного папы и мамы, убегающих от себя в (подставь нужное), вдруг увидят… веру. У них широко откроются глаза, и они поразятся папе или маме. В них проснется гордость за своих родителей. И они пойдут путем наименьшего сопротивления – если папа и мама не убегают от этого, значит и я не буду. Голова их поднимется, плечи распрямятся, и мы поразимся их осанке. Как так? Мы же не сказали ни слова? Теперь и не надо. Они уже считали с нас все, что им нужно знать.

Facebook Comments

Поделиться

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о