Архив рубрики: Размышления

О природе фанатизма

Вчера довелось поговорить с одним русским, который живет в Хьюстоне с 85-го года. Проговорили с ним часа два, он рассказал мне много интересных историй. Но в конце беседы он сказал такую фразу: «Знаете, забавнее всего слушать истории о жизни в СССР от тех, кто никогда там не жил, и истории о жизни в Америке от тех, кто никогда там не был». Я спросил почему. Он ухмыльнулся: «Человек даже не подозревает, что рассказывает чье-то третье мнение, думая, что это его собственное».

У Честертона есть пикантное наблюдение о природе фанатизма. Он писал, что фанатик, вопреки расхожему мнению, это вовсе не тот, кто слишком глубоко погружен в свою веру. Наоборот, это тот, кто знает ее поверхностно». С его точки зрения, чем глубже человек погружается в «свое», тем меньше у него снобизма по поводу этого «своего». Чем меньше он знает «свое», тем более непримиримо он это защищает. Питер Крифт писал, что чем глубже человек знает Бога, тем больше он находит общего с другими людьми, тоже знающими Бога, несмотря на различия. И тем менее он склонен «защищать свое с пеной у рта». Читать далее О природе фанатизма

Поделиться

Круговорот хвалы в природе

Как бывает порой интересно, когда одна фраза или один вопрос приносит с собой какую-то train of thought (поток мыслей, дословно «поезд мыслей»), как говорят англичане. Садишься на этот поезд и едешь. Куда? Пока не приедешь, не узнаешь. Так вот и недавно дочь, глядя на дождь за окном, меня спрашивает: «Ты веришь в круговорот воды в природе»? «Конечно», – ответил я сходу, не задумываясь. А потом рассказал вкратце весь цикл этого самого круговорота.

Воспроизведя вполне научную картину мира, я задумался – а может быть вскочил на поезд мыслей – «и это все?» Вот эти нити, соединяющие небо и землю, это вот как раз то, что я сейчас описал? Я заметил, что все элементы моего рассказа были максимально объективны и совершенно не зависели от меня. Я ничего не вносил в эту картину. Я просто воспроизводил учебник. Я был к ней совершенно непричастен.

Но разве не важно, что ТЫ видишь в этой картине? Ученый увидит то, что написано в учебнике. И опишет это так, КАК БУДТО его в этой картине нет, хотя это и не так. Я задумался: «А что Я вижу в этой картине?» Как Я вижу круговорот воды в природе? В голове поплыли образы: «нити, сшивающие небо и землю», «кровообращение земли», «вода, как кровь, несет нечто от земли к небу и от неба к земле», «круговорот общительности». Мир, который внутри меня, странным образом похож на мир вне меня. Во мне текут реки, циркулирует жизнь, совершается органическое общение. Мое тело – это сеть, внутри которой все со всем связано. Читать далее Круговорот хвалы в природе

Поделиться

Разговор по понятиям

От Ветхого к Новому Завету произошла определенная смена понятий. Так, например, смысл жертвы изменился. В Ветхом Завете жертва понималась как внешнее приношение физического животного. В Новом Завете понимание жертвы становится более полным — сказано, что Бог, собственно, жертв не хочет, ибо «жертвы Ты не восхотел». В Новом Завете наша истинная жертва Богу — «хвала уст». Благодарность за то, что уже совершено.

То же самое можно сказать и о целом ряде других ветхозаветных понятий, смысл которых, если не поменялся, то существенно дополнился в Новом Завете. Например, Суббота понималась как день, отделенный для Господа, а в Новом Завете суббота — синоним веры, покоя в Боге (Евр. 4:1-3). Закон в Ветхом Завете понимался как следование заповедям, а в Новом Завете любовь есть исполнение закона. Любящий исполнил закон.

Список доведенных до полноты понятий можно продолжать, и все же я замечаю, что целый ряд понятий до сих пор воспринимается нами «по-ветхозаветному». Я бы даже сказал «по-язычески». Взять, например, понятие врага. Враг в язычестве — это тот, кто нанес тебе какой-то ущерб, и ты оправдан в своей ненависти и мести к нему. Чтобы восстановить справедливость, нужно воздать ему тем же. Отсюда языческая тема мести, в том числе кровной. Это дело чести. Дело восстановления справедливости. Читать далее Разговор по понятиям

Поделиться

То, чего могло бы и не быть

Сказки мудры и многослойны. В них таятся пласты сокровенного смысла. «Аленький цветочек» Аксакова — метаистория, гипертекст, каждый поворот которого иллюстрирует что-то в тонкой настройке нашей души. Подобно младшей дочери купца, Настеньке, все мы оказались на необитаемом острове, на котором нам все время кажется, что тут кто-то есть. Нам кажется, что кто-то постоянно ведет с нами диалог. Кто-то позвал нас сюда и очень хочет с нами познакомиться. Он дает нам подарки.

Мы узнаем их. Настенька подходит к озеру, и вдруг перед ней лодка. Как? Откуда? Садится в лодку, и та начинает плыть — без весел. Она проголодалась — вот стол с яствами. Ее не оставляет чувство, что тут кто-то прячется. Кто же он? И нас в этом мире не оставляет чувство, будто здесь кто-то есть. Что вокруг нас не просто физический мир, а следы чьего-то присутствия. Морской прибой это не просто шум, а музыка, поющая о чем-то дальнем, неземном. Момент одиночества в утреннем лесу это не просто ленивая прогулка, а общение с кем-то. Мысль, высказанная другом, это не просто информация, а путь к осознанию себя. Читать далее То, чего могло бы и не быть

Поделиться

Каждый день с открытым ртом

Согласно последним исследованиям мозга, у ребенка до 2 лет формируется по несколько миллионов синаптических нейронных связей в день. В физическом веществе мозга нарезаются дорожки, которые и формируют физическую структуру мозга. Совокупность всех впечатлений, полученных нами до 2 лет (и позже), определяет физическую форму нашего мозга. Это аналогично тому, как в компакт-диске выжигается звуковая дорожка.

В 25 лет структура мозга окончательно сформирована. Интересно то, что мозг одного человека по своей физической структуре может кардинально отличаться от физической структуры другого. Наш опыт, все, что мы видим, слышим и переживаем в жизни, нарезает уникальные нейронные дорожки в нашем мозгу, которые могут никак не совпадать с дорожками другого человека.

Удивительно ли то, что часто люди вообще не понимают друг друга, хотя и говорят на одном языке? Опыт одного может никак не пересекаться с опытом другого. Пытаешься ему что-то объяснить – не тут-то было. Как будто глухая стена. В его мозге нет таких дорожек. Ты их пытаешься нарезать, но там уже полным-полно нарезанных дорожек. Мы режем по живому. Задеваем за живое. Человека задеваем. Опыт невозможно донести словами. Он должен быть пережит. Много раз. И тогда он может быть узнан. Читать далее Каждый день с открытым ртом

Поделиться

Что лучше?

Говорить с человеком просто, его обычно слышно и видно. Ты не сомневаешься, что он здесь, перед тобой. С Богом сложнее. Его не видно глазами и не слышно ушами. Но Иисус говорит странную вещь: «Имеющий уши да слышит». Физические уши есть у всех. Может не быть только каких-то других. Следовательно, разговор с Богом ведется на совершенно ином, нефизическом уровне.

Казалось бы, это понятно. Но не тут-то было. Когда Иисус уходит к Отцу, он говорит ученикам: «Для вас лучше, чтобы я ушел. Иначе не придет другой». То есть если я не уйду, вы никогда не испытаете чего-то большего. Вы так и останетесь на физическом уровне. Ваше общение с Богом останется на уровне вещественном, осязаемом, предсказуемом. Но если Я уйду, то придет другой, который и приведет вас в общение с Богом.

Иисус намеренно уходит, чтобы научить нас общаться с Богом. Он не хочет, чтобы мы зацикливались на том, что можно увидеть и пощупать. Он уже дал нам увидеть и пощупать, а потом сказал: «Лучше для вас, чтобы Я ушел». Выходит, для нас лучше, чтобы мы вырастили в себе «другие уши». Научились говорить не ртом, слушать не ушами, думать не мозгами, видеть не глазами. Читать далее Что лучше?

Поделиться