Архив рубрики: Разговор с Богом

Что такое разговор

Одна из тем, которая практически никак не освещается христианством, это тема разговора. Есть тема учения, молитвы, спасения, чтения Библии, духовных практик и т.п., но о разговоре почти никто не рассуждает. А ведь разговор – это сердцевина любых отношений. Неудивительно, что Бог кажется нам далеким. Как может быть близок тот, с кем ты не говоришь? Мы заняты чем угодно – читаем Библию, молимся, слушаем проповеди, ходим в церковь, но с ним не говорим. Он дистанцирован от нас всем набором вещей, которые мы делаем, чтобы к нему приблизиться.

Да и как с ним говорить? Разговор – вообще вещь странная. Разговору не научишь. Не проведешь семинар. Не опишешь в учебнике. Разговоры бывают у всех, но настоящие разговоры – большая редкость. Как писал Александр Пятигорский, «если я знаю, что где-то есть хороший собеседник, я готов ползти туда на коленях». Бог – хороший собеседник, но дистанция между нами – результат отсутствия разговора. Любой человек, имевший в жизни хороший разговор, знает простую истину: чтобы был разговор, нельзя контролировать собеседника. Иначе разговор рушится. Свобода и непредсказуемость – залог настоящего разговора.

Когда идет разговор, никогда заранее не знаешь, куда он выведет. Если ты знаешь, значит ты контролируешь разговор, и это уже не разговор. Настоящим разговором невозможно управлять. Как только ты вписал его в схему, он исчез. Он – поток, которому нужно довериться. Как Авраам пошел туда, куда не знал. Он знал лишь то, что ему было обещано благо. И он доверился Тому, кто вел, – не зная, куда идет. На этом пути ему было нелегко – он то и дело возвращался к контролю отношений. Но контроль привел только к рождению Измаила.

Все мы знаем, что такое «Измаилов разговор». Это – вымученный разговор, когда мы тужимся, что бы такого сказать. Но мы способны родить только ветер, пургу, принужденность. Это не то, что к нам приходит как дар. Как много вокруг вымученных разговоров, натужных связей, бесплодной информации. Натянутые разговоры – это вымученное дитя нашего контроля. Мы хотим управлять разговором вместо того, чтобы следовать за ним. Следовать – страшно, это требует уязвимости. Жизни в шатрах, когда любой может причинить тебе вред. Но Авраам жил в шатрах, потому что был Последователем. Он шел за Тем, кто говорил. И, наконец, ему был дан Исаак. Сын обетования. Сын дан нам.

«Сын дан нам» – это в первую очередь об Иисусе Христе, но косвенно – об Исааке и о каждом из нас. Сын может быть только ДАН. Он не может быть ВЗЯТ. Исаак и Иисус – духовная метафора того, что рождается без человеческих усилий. «Контролер» всегда получает вымученность, натянутость, принужденность. «Последователь» принимает дар. Настоящий разговор – это ожидание Исаака. Ожидание дара, через который благословляешься ты и все народы земли. Почему одни разговоры получаются, а другие – нет? Потому что мы либо контролируем, либо следуем. Либо рожаем Измаила, либо ждем Исаака.

Бывали ли у вас разговоры, которые лучше всего описать как подарок? Вдруг собеседник говорит что-то, а у вас загорается сердце – да, это именно то! Этот момент – высший дар общения. Искра. Вспышка. Жизнь. Призыв. Голос Проводника, веяние Духа. Ради таких моментов, хочется ползти к Собеседнику хоть на край света. Они окрыляют. Говорить с Богом значит не контролировать то, что он скажет. Не следовать схемам. Не думать, что я заранее знаю, что он должен сказать. Это значит отказаться от шаблонов, конструктов и моделей о том, как, где, когда и через что он говорит. Это значит принять его как непредсказуемого живого Собеседника – ты никогда не знаешь, что и как он скажет.

Но в этом-то и жизнь! Перед нами живой Бог, а не безгласные идолы. Бог говорит! И всегда что-то другое. Но все наши конструкты о том, что и как он говорит – это Измаил, который убивает своего брата. Измаила нужно изгнать – иначе Исаака не спасти. Разговор с Богом – это путь к Исааку, когда мы с замиранием сердца ждем: что же он скажет на этот раз? Мы ничего не знаем заранее, кроме одного – будет подарок. Сын дан нам. Но Сын не взят нами.

Недаром древние отцы приветствовали друг друга фразой – как идет молитва? Мы живем в век технологий, механизмов и конструктов. Общение с Богом нам рисуют как еще один управляемый механизм. Но чем больше мы механизируем общение, тем больше мы удаляемся от Бога и друг друга. Чем больше схем, тем шире пропасть. Разожмем ли мы руку, как Бильбо отпустил кольцо? Отпустим ли контроль? Если да, то воистину мы дети Авраама, ибо ходим стопами того, кто шел, не зная куда. Это и вменилось ему в праведность; вменится и нам.

Поделиться

Почему квадратный стол круглый

Недавно одна моя знакомая бросила пророческую фразу: «Когда долго не общаешься с человеком, потом не знаешь  о чем с ним говорить. А когда постоянно общаешься с человеком, разговор не кончается». И действительно: чем дольше с человеком не говоришь, тем меньше остается общих тем. Казалось бы, с течением времени темы должны накапливаться – но они, наоборот, иссякают.

«Имеющему дано будет, а у не имеющего отнимется и то, что он думает иметь». Это слова об основном парадоксе отношений – чем меньше общаешься, тем меньше ты способен на общение. Чем больше общаешься, тем глубже, шире, богаче оно становится. Принято думать, будто темы для разговора это некий ограниченный ресурс, который можно исчерпать, и разговаривать будет не о чем. На самом деле все наоборот – когда между людьми устанавливается связь, перед ними открываются бесконечные горизонты «общего». Любая точка разделенного опыта – источник, из которого постоянно изливается что-то новое.

Исчерпать можно только то, чего не имеешь. Кончается только то, что не начиналось. То, что началось, бесконечно. То, что тратишь, никогда не потратится. То, что расточаешь, непрерывно умножается. Молитва непрестанна по самой своей природе. Она не может перестать. Перестающая молитва и не начиналась. То, что началось, продолжается. «Молитесь непрестанно» это не призыв к повторению слов, а откровение о природе молитвы. Когда мы начинаем говорить, у нас всегда есть что сказать. Если нам нечего сказать, значит мы не говорим.

Тот, в ком началась молитва, преодолел инерцию изоляции. Несколько лет назад ко мне приехал друг, которого я не видел лет пять. Поначалу общение «не шло», но ближе к полуночи вдруг прорвало. Я почувствовал, как будто мы перешли некий «порог общения», преодолели инерцию изоляции. У нас появилось что сказать. Не вынужденно, не натянуто, а в избытке. Открылся источник. Общение стало непрестанным. Таким, каким оно и должно быть.

Если у вас есть друг, с которым вы общаетесь регулярно, вы знаете, что ваш разговор не может кончиться. Он вьется, переливается из одного русла в другое, в нем могут быть многозначительные паузы, но каждая его точка – выход во что-то новое, чего еще никогда не было. Подлинный разговор бесконечен, потому что он – отражение троичной динамики, общения Отца, Сына и Святого Духа. Чем больше общения, тем больше общего. Чем больше общего, тем больше общения.

Это круг, непрерывный Божественный круг, символом которого может служить только стол. Стол круглый, даже если он квадратный. Сидящие за ним развернуты друг к другу. Чем теснее круг общения за столом, тем он более кругл. Круглый стол – это не физическое, а духовное явление. Он размыкает порочный круг изоляции. Он – конец всякого заколдованного круга. Конец иллюзий, конец всякого наваждения. Вокруг круглого стола вращается весь мир.

В центре мира вовсе не солнце, а стол. Солнце – лишь символ круглого стола. Его лучи – лишь тусклая метафора тепла,  излучаемого Кругом общения. В этих лучах рождается мир. Блажен человек, севший за этот стол. Он никогда не будет один. Он вращается вокруг подлинного Солнца. За этим столом, кто имеет (общение), тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь. Лучи подлинного Солнца рассеивают тьму внешнюю. Кто не пришел на этот пир, все еще скрежещет зубами.

Пир нескончаем. Мы на него приглашены. Пир – это круг Божественной жизни, стол непрестанного общения, праздник вкуса, цвета и запаха. Вне этого круга – плач и скрежет зубов. Тьма внешняя. Мрак одиночества. Холод отчуждения. Заколдованный круг отчаяния. Порочный круг зацикленности на себе. Перед нами два круга: один заколдованный, второй – Божественный. Один истощает, другой – насыщает. Один убивает, другой дарует вечность.

Поделиться

Иегова настигающий

У Бога интересные способы убеждать. Кто-то назвал его Jehovah Sneaky — Иегова-Внезапно-Настигающий. Бог настигает нас через самые неожиданные ситуации и открывает себя в моменты удивления. В этом, как мне кажется, существенная разница между самоубеждением и убеждением от Святого Духа. Когда нас убедил в чем-то Святой Дух, это всегда удивление и умиление. Убеждение от Святого Духа это никогда не осуждение, устыжение или устрашение. Это всегда умиление. Он не умеет говорить по-другому.

Чаще всего религия учит нас заниматься самоубеждением. Тверди себе такие-то слова, заучи такие-то фразы, наполняй ум такими-то мыслями, делай такие-то действия, и они изменят тебя изнутри. Человек как бы предоставлен самому себе — Бог тут как бы ни при чем. От человека ожидаются определенные действия, чтобы приблизиться к Богу. Это сиротское мышление. Человек в глубине души верит, что он одинок во вселенной, а Бог где-то там наверху ждет, пока мы будем все правильно делать. И только тогда он дает нам свое присутствие.

Самоубеждение не имеет ничего общего с подлинным убеждением от Святого Духа. Святой Дух убеждает в отношениях. Мне обычно довольно тяжело верить в то, что Бог рядом, когда я переживаю какие-то трудные моменты в жизни. Кажется, будто он ушел. Может быть, он и любит меня, но он далеко, и, как бы я ни пытался приблизиться, не особо получается. В такие моменты чаще всего советуют заниматься самовнушением. Возьми такие-то стихи из Библии, говори их себе, и твой ум изменится. Это самовнушение, хотя оно и работает. На какое-то время. Но это сиротское мышление. Человек вступает в схватку с миром один на один. Бог – лишь в помощь. Читать далее Иегова настигающий

Поделиться

То, чего могло бы и не быть

Сказки мудры и многослойны. В них таятся пласты сокровенного смысла. «Аленький цветочек» Аксакова — метаистория, гипертекст, каждый поворот которого иллюстрирует что-то в тонкой настройке нашей души. Подобно младшей дочери купца, Настеньке, все мы оказались на необитаемом острове, на котором нам все время кажется, что тут кто-то есть. Нам кажется, что кто-то постоянно ведет с нами диалог. Кто-то позвал нас сюда и очень хочет с нами познакомиться. Он дает нам подарки.

Мы узнаем их. Настенька подходит к озеру, и вдруг перед ней лодка. Как? Откуда? Садится в лодку, и та начинает плыть — без весел. Она проголодалась — вот стол с яствами. Ее не оставляет чувство, что тут кто-то прячется. Кто же он? И нас в этом мире не оставляет чувство, будто здесь кто-то есть. Что вокруг нас не просто физический мир, а следы чьего-то присутствия. Морской прибой это не просто шум, а музыка, поющая о чем-то дальнем, неземном. Момент одиночества в утреннем лесу это не просто ленивая прогулка, а общение с кем-то. Мысль, высказанная другом, это не просто информация, а путь к осознанию себя. Читать далее То, чего могло бы и не быть

Поделиться

Событие и СО-бытие

Отношения, диалог, разговор – самая непредсказуемая вещь на свете. Она не от мира сего. Бог не создавал отношений и разговора, они были всегда, в недрах Троицы. Именно в отношениях до сих пор слышится эхо небес. Но наиболее всего это эхо слышится в спонтанности разговора. Пробовали ли вы когда-нибудь планировать общение? Ну и как? Чем больше плана, тем меньше жизни. Интересный, живой разговор – царство спонтанных реакций. Ответов, рождающихся на месте.

Это постоянное вслушивание в то, что придет на сердце собеседнику. «Вот как? Интересно, а я и не подозревал». В подлинном разговоре НЕЛЬЗЯ предугадать ответ собеседника. В этом сама суть разговора, общения. Разговор – это игра в теннис, перекидывание мяча партнеру без малейшего шанса предугадать, куда он вернется, и вернется ли вообще. Но это и делает игру интересной, живой. Без этого «незнания» не может быть жизни.

Когда есть подлинное общение, появляется возможность для вспыхивания жизни. Вспомните какой-нибудь последний разговор, который вас «оживил»? То, что вас оживило, не было запланированным. То, что вы услышали, было неожиданным всплеском жизни. Это событие. Любое событие – это всегда пересечение никем и ничем не контролируемых обстоятельств. Событие разговора – это всегда пересечение никем и ничем не запланированных реакций, в которых вдруг проглядывает жизнь. Рождается нечто новое. Читать далее Событие и СО-бытие

Поделиться

Смотри, Саша, какой хвостик

Один институт проводил исследование психического здоровья и пришел к следующему выводу: чем больше у человека социальных связей, тем выше его порог терпимости к боли. Чем меньше у человека социальных связей, тем меньше он способен выносить трудностей. Под социальными связями, конечно, понимаются не друзья на Фейсбуке, а люди, с которыми ты реально делишься жизнью.

Еще одно независимое исследование: посадили мышь в клетку, и стали ей в еду подмешивать героин. Со второго приема пищи мышь стала наркозависимой. Но потом они стали пробовать подмешивать героин группе мышей, живших в одной клетке. Мыши поели еду, но потом отвергли, и ни одна из них не стала наркозависимой. Сиюминутный кайф не представлял для них интереса – они предпочли оставаться в «семье».

Как предположил один психолог, правильней говорить не о наркоЗАВИСИМОСТИ, а о неверно направленной ПРИВЯЗАННОСТИ. Наркоман привязывает себя к наркотику, потому что ему не удалось привязаться к кому-то другому. Мы привязываем себя к чему-то, потому что не можем привязаться к тому, к чему надо привязаться. Возможно, зависимостей, как таковых, и не существует. То, что мы называем зависимостями, есть привязывание, соединение человека с чем-то по причине отсутствия подлинной ПРИВЯЗАННОСТИ.

Читать далее Смотри, Саша, какой хвостик

Поделиться