Архив рубрики: Дружба

Общение как аккорд

Богословские догматы похожи на гранулы растворимого кофе. Если положить их на язык, получится слишком горько, и настоящего вкуса кофе не почувствуешь, пока не нальешь воды. Например, зачем Бог создал человека? Зачем он был ему нужен? Ни зачем. Чтобы поделиться тем, чего у него было в избытке. Любовью. В этом, казалось бы, простом догмате заключен такой умопомрачительный смысл, что не знаешь, с чего и начать.

Все человеческие отношения строятся либо на нужде, либо на избытке. Когда человек вступает в отношения с другим, потому что хочет восполнить какую-то свою нужду, он закладывает в основу отношений свою собственную пустоту. Сознательно или подсознательно, он будет вытягивать из другого некий ресурс. Если в отношения нас привела нужда, мы будем продолжать отношения в той же манере. Начинаются конфликты и постепенное поглощение одной личности другой.

Отношения, мотивированные нуждой, не ведут к подлинной связи. Они порождают зависимость от другого как от ресурса. Ресурсозависимые отношения ведут к псевдоединству – постепенному слиянию лиц в одно безликое целое. К единообразию за счет стирания различий. Интересно, что Отец, Сын и Святой Дух – совершенно разные и неслиянные личности. Отец не то же, что Сын. Сын не то же, что Отец. Святой Дух не то же, что Сын или Отец. Они все время друг друга прославляют и тем самым друг друга дифференцируют — в полной гармонии.

Принцип, отлично выраженный в догмате, хорошо виден на примере роста детей. Если ребенок растет в семье, где родители в нем «нуждаются» — например, пытаются так или иначе через него реализоваться или доказать, что они чего-то стоят, или стыдятся, что он не такой, каким должен быть, или превращают его в семейного идола, который наполняет жизнь родителя смыслом, или хотят через него получить утешение, эмоциональное наполнение, спасение от одиночества и т.п. — то ребенок постепенно гаснет, теряет себя, перестает верить в себя. Он уничтожен как личность. Он – служебный элемент. Личности нужно, чтобы в ней не «нуждались».

Ребенку совершенно необходимо, чтобы родители в нем не нуждались. Чтобы у них УЖЕ была своя радость, независимая от него. И тогда он захочет в нее войти. Он будет свободен стать самим собой, отдельной неуничтожимой личностью, потому что никому не нужно, чтобы он был не самим собой, а кем-то другим. Если же у родителя есть нужда, с которой он входит в отношения с ребенком, между ними никогда не будет подлинной связи. Будет лишь ресурсозависимая эмоциональная сцепка.

Подлинная связь возможна только между личностями. Между дифференцированными, отдельными, нестираемыми, неслиянными личностями. Подлинное единство по образу Троицы – это торжество различий, праздник разностей, которые от своего избытка изливаются друг на друга, выплескивая жизнь и гармонию. Жизнь – это выплеск избытка. Как в Боге. Троица изливает свою радость через край в мир бытия, и порождается жизнь. Троичная жизнь выплескивается из чаши благодати и выливается в то, что мы называем творением. Жизнь – результат избытка. Жизнь – ни для чего. Она просто есть.

Сотворенная жизнь никому не «нужна». Она – река, постоянно переполняемая невидимым источниками. Они бьют, она течет. Течет свободно, куда хочет. Но мы, смотрящие на эту реку, чувствуем невероятную гармонию в этом, казалось бы, хаотичном движении воды. Кто может предсказать, куда потечет разлитая вода? У нее свой характер, свое лицо, своя дорога. Но мы смотрим на нее и чувствуем с ней невероятную гармонию. Подлинная гармония – это сочетание совершенно разных нот, звучание которых воспроизводит божественную красоту.

Гармония Троицы – это трезвучие, аккорд из трех совершенно разных нот, которые в сочетании дают невероятную красоту. Это не унисон, не бесконечное дребезжание одной и той же струны. Это внезапное обнаружение единства во множественности, красоты в разности, порядка в хаосе. Внезапное – потому что чистое звучание трезвучия наступает только на вполне определенных частотах. И тогда разные ноты «сливаются» в одно целое.

Это идеальный образ подлинного единства. Когда отношениями движет нужда, всегда есть принуждение другого к соответствию некоторым ожиданиям. Различия устраняются ради псевдоединства. Личность не звучит. В Троице же звучат все три ноты трезвучия, каждая на своей частоте, не повторяя другую, не устраняясь и не поглощаясь другой. И вдруг! Звуки сливаются в умопомрачительную гармонию! Гармония – это результат избытка различий, сливающихся в единый аккорд.

Поделиться