Все записи автора Omentielvo

«Мясо» капитана Блада

Когда стали в большом количестве появляться римейки старых историй, таких как «Красавица и Чудовище», «Les Miserables», «Звездные войны», «Хоббит», у меня появилось стойкое ощущение заговора. Такое чувство, будто римейкеры намеренно пытаются выбить из классики все высокое и глубокое и оставить все самое низкое и поверхностное. В историях не осталось «мяса», прямо-таки укусить не за что. Заботит еще и то, что большинству современных детей родители поставят вовсе не «Красавицу и Чудовище» 1991 года, а римейк 2017 г., где Красавицей стала Эмма Уотсон, которая, хоть и красавица, но не оставила от прежней Красавицы камня на камне. После созданного ею образа у девчонок почему-то появляется желание флиртовать, а не читать книги. Читать далее «Мясо» капитана Блада

Поделиться

Можно не лайкать

Шон Паркер, основатель Фейсбука, без зазрения совести объяснил философию, легшую в основу соцсетей. «Наша главная цель была такой: как сделать так, чтобы вы отдавали Фейсбуку как можно больше времени и осознанного внимания?» Ответ: Как только вы что-то постите, и получаете любое внимание, лайки или дислайки – все равно, ваш мозг мгновенно получает дозу дофамина (гормон счастья, один из эндорфинов). Это ведет к тому, что вам хочется запостить еще что-нибудь, чтобы получить еще внимания и, соответственно, дофамина. Когда это «подсаживание» происходит достаточно долго, происходит следующее:

Получив дозу дофамина один раз, хочется это повторить. Ведь эйфория от внимания проходит очень быстро. Потом наступает «похмелье», и желание еще большей дозы внимания. Иначе ты чувствуешь себя «плохо». Человек постит еще, чтобы получить дозу побольше. Но и эта эйфория проходит, опять абстинентный синдром, ломка, желание увеличить дозу. И так далее. Цель достигнута – человек отдает все больше внимания соцсетям. Он подсажен. По словам Паркера, главная ставка Фейсбука, Инстаграм и Твиттера – потребность человека в социальной валидации. То есть в подтверждении своей значимости через внимание других людей. Читать далее Можно не лайкать

Поделиться

Кто сказал тебе, что ты наг?

Есть люди открытые, есть закрытые. Одни – как на ладони, другие – тайна за семью печатями. И дело даже не в том, насколько человек разговорчив или неразговорчив, а в том, что, собственно, он говорит, когда открывает рот. Можно быть разговорчивым, но говорить все время не то. Можно быть неразговорчивым, но говорить очень даже то. Что же это «то»? Ответить на этот вопрос не так-то просто.

Каждый человек знает правду о себе, как бы порой ни хотелось ее скрыть. Все мы знаем, что мы думаем и чувствуем прямо сейчас. И хотя нам бывает трудно дать этому конкретное название, сам факт наличия каких-то мыслей и чувств мы вполне осознаем. Из опыта скажу: чем честнее люди друг с другом, тем плодотворнее общение. Чем меньше позерства и масок, тем больше высвобождается внутренней энергии. Тем выше градус жизни. Читать далее Кто сказал тебе, что ты наг?

Поделиться

О природе фанатизма

Вчера довелось поговорить с одним русским, который живет в Хьюстоне с 85-го года. Проговорили с ним часа два, он рассказал мне много интересных историй. Но в конце беседы он сказал такую фразу: «Знаете, забавнее всего слушать истории о жизни в СССР от тех, кто никогда там не жил, и истории о жизни в Америке от тех, кто никогда там не был». Я спросил почему. Он ухмыльнулся: «Человек даже не подозревает, что рассказывает чье-то третье мнение, думая, что это его собственное».

У Честертона есть пикантное наблюдение о природе фанатизма. Он писал, что фанатик, вопреки расхожему мнению, это вовсе не тот, кто слишком глубоко погружен в свою веру. Наоборот, это тот, кто знает ее поверхностно». С его точки зрения, чем глубже человек погружается в «свое», тем меньше у него снобизма по поводу этого «своего». Чем меньше он знает «свое», тем более непримиримо он это защищает. Питер Крифт писал, что чем глубже человек знает Бога, тем больше он находит общего с другими людьми, тоже знающими Бога, несмотря на различия. И тем менее он склонен «защищать свое с пеной у рта». Читать далее О природе фанатизма

Поделиться

Немного о себе

Время от времени кто-то просит меня написать о себе. Мол, кто ты, откуда и куда. Все не мог собраться с мыслями. Вопрос непростой. Кто ты, откуда и куда – сразу как-то не ответишь. Но начну с простого. Меня зовут Евгений Терёхин. Женат, трое детей, переводчик. Пишу, читаю, общаюсь. Но вот кто я – это совсем про другое. Мало кто знает, кто он, и каково его настоящее имя. Не то имя, которым вас назвала мама, а то имя, которым нас назвал Бог.

Это имя нельзя узнать сразу, оно открывается, постепенно. Чаще всего вся наша жизнь – это раскрытие нашего подлинного имени. Оно есть у всех. Бог каждого назвал по имени. Как некогда Иакова: «Я избрал тебя, назвал тебя по имени, ты – Мой». Пожалуй, одно из самых странных свойств этого имени – то, что оно, чаще всего, приходит в надломленности. В «Гарри Поттере» есть эта интуиция: Гарри получает в детстве шрам от того, кто желает ему смерти, но именно этот шрам и становится дверью, ведущей к раскрытию его подлинного имени (Избранный, тот, кто может уничтожить Зло в себе).

У каждого из нас есть свой шрам. И в моей жизни было немало горестей и тревог, связанных с неблагополучным детством и прочими бедами, и эти печали со временем скопились во мне в острое чувство оставленности, брошенности. Мне слишком часто в жизни приходилось много на себя брать, потому что вокруг просто никого не было и положиться было не на кого. Шрам этот остался на всю жизнь. Но, как ни странно, с ним пришел нежданный подарок, «сокровище, сокрытое во тьме» (Ис. 45:3). Оборотная сторона чувства оставленности – обостренное чувство Присутствия. Читать далее Немного о себе

Поделиться

Суббота начинается в воскресенье

Я не слишком-то умею отдыхать. Работать – пожалуйста. А вот отдых для меня – труд. Дело, конечно, не в том, чтобы просто не работать какое-то время. Просто «не работать» не всегда означает отдохнуть. Отпуск не всегда плодотворен. Новогодние праздники не всегда освежают. Отдыхать – великое искусство. Когда Бог на седьмой день почил, он в каком-то смысле «творил» больше, чем в предыдущие шесть дней. Седьмой день, согласно некоторым богословам древности, это, собственно, и есть рай. Верой мы вступаем в этот рай, в покой. Вступаем в рай, предвосхищением которого была земля обетованная, покой Божий, которого Иисус Навин, как ни старался, доставить нам не смог. Человеческими усилиями этот рай недостижим.

Символизм «покоя Божьего» широк и многогранен. Это и Земля Обетованная, и Рай, и Суббота, и Воскресенье. Ведь мы вступаем в Субботу не иначе как через Воскресенье. Суббота началась в Воскресенье. В каком-то смысле в седьмой день Бог воскрес – от трудов своих. В этой семантике «почить» значит воскреснуть, вернуться к жизни. Вспомнил сцену из фильма «Хижина», когда Мак упрекает Папу в безделье, увидев его дремлющим в шезлонге. Ответ Папы пикантен: «Маккензи, ты не представляешь, сколько всего я сейчас делаю». Читать далее Суббота начинается в воскресенье

Поделиться