Что есть у техасских коров?

Проезжая по улице Дикси-фарм, видишь их постоянно. Они обычно лежат, стоят или неспешно жуют что-то так, как будто в этом заключается весь смысл бытия. Это длиннорогие техасские коровы. Они славятся своим жирным мясом, и из них делают популярнейшее местной блюдо «брискет» – томленная на медленном огне в течение 7 часов жирная говядина. Говядина эта так хорошо приготовлена, что просто отваливается от костей. И вот эта томленая говядина смотрит на меня своими потрясающими глазами каждое утро, когда я проезжаю мимо.

Что я вижу в этих глазах? В глазах существа, которое завтра превратится в бифштекс? Смятение, тревогу, страх, желание убежать от своей коровьей доли? Нет. Длиннорогие коровы выглядят абсолютно довольными. Глядя на них, понимаешь, почему в некоторых культурах корова – священное животное. Особенно когда мчишься по трассе в потоке других таких же торопыг. Стоит только поймать на себе их священный взгляд и становится понятно: они довольны, а ты – нет.

Они спокойны, а ты нет. У них все есть, у тебя нет. Им ничего не нужно, а тебе нужно. Они что-то знают, ты мечешься. Они лежат на обочине, и им нет никакого дела до той тысячи дел, которыми озабочены пролетающие мимо водители. В их глазах удивление – почему вы не радуетесь тому, что у вас есть, как мы? Неужели у вас ничего нет? Чего вам надо? Почему вы не можете просто быть?

Просто быть? Как говорит католический монах Томас Китон, Присутствие противится усилию. Мы думаем, что нужно что-то сделать, чтобы прийти в состояние гармонии. Особенно помолиться. Особенно потрудиться. Особенно куда-нибудь сходить. Но присутствие – это, во что мы «соскальзываем», во что мы «падаем». Главное – ни за что не цепляться. Обычно мы цепляемся. Разжать кулак контроля, отпустить то, что держишь. Это действие отрицания, действие отбрасывания, действия отказа.

У Ричарда Рора есть фраза: «Присутствие повсюду, наша задача – убрать себя, не мешать Ему прийти». То, что есть у техасских коров, есть и у меня. Если я перестану Ему мешать, сделаю усилие самоустранения, во мне образуется пустое пространство, в которое приходит Присутствие. Действительно ли мне все это нужно, что я себе напланировал в течение дня? Может, я могу от чего-то отказаться? Освободить место. Создать внутреннее пространство. Повыбрасывать хлам. Приготовиться к Присутствию.

Как только ум отказывается от чего-то, ему становится легче. Обойдусь. Не пропаду. Легкие расправляются. Дышится легче. Дух дышит в моем освободившемся нутре. Начинаешь замечать то, что вокруг тебя. Дети кувыркаются посреди комнаты. Ветер дует. Дождь стучит. Яичница шкворчит. Свеча горит. В этой внутренней тишине появляется чувство довольства. Мне много не надо. Достаточно того, что есть.

И вот я снова еду по Дикси-фарм, притормаживаю, сбавляю скорость и снова смотрю на них, с кем я одной крови. Они как священные символы тихо жуют свою траву, трутся рогами о столбы и источают коровье спокойствие. Все просто. Они ни за что не цепляются, они падают прямо в Присутствие. Потому глаза их не от мира сего. Потому они ходят по лугу как немые стражи Присутствия и говорят мне: «Остановись. Тебе ничего не нужно, кроме того, что есть».

Facebook Comments

Поделиться

3
Отправить ответ

avatar
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
НатальяВлад Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Влад
Гость
Влад

Ещё, как востоковед востоковеду. )) О «том, что есть». Я часто путаю свою зону комфорта с «тем, что есть». Свой уютный мирок, где стрекочет комп, рядом мурлыкает кот и непогода за окном, считаю найденным покоем. Но, «то, что есть», гораздо больше и многогранней. Достаточно представить, на что можно пойти ради любви, чтобы хотя бы попытаться охватить Божье «то, что есть». И, чаще, это действие, чем бездействие. Чаще, это самопожертвование, чем безмятежность взаимоотношений. Чаще, это то, что не хочется делать, а нужно. Для блага, для пользы, по любви. Поэтому, если я постоянно ищу зону комфорта, только тишину и покой, только положительные… Подробнее »

Влад
Гость
Влад

Путь к беззаботности не лежит по прямой. Он не проходит через отказ от забот. Он – в принятии любого состояния: и состояния заботы и беззаботности. Если мой вектор сейчас – это стремление к покою, а жизнь, будто специально, подбрасывает мне беспокойство, то это, как минимум, повод задуматься, тем ли путём я ищу покоя. Не является ли это беспокойство знаком того, что я игнорирую то, что посылается мне Богом? Может, нужно расширить горизонт моего взгляда и не отвергать текущее беспокойство, а рассмотреть его, принять и реализовать? Вчера я планировал провести свой день тихо и беззаботно: погулять в парке и сходить попариться… Подробнее »

Наталья
Гость
Наталья

Влад, спасибо! Легли на душу слова!