Смелость уязвимости

Говоря о красоте уязвимости, Брене Браун рассказывает о том, как по-разному люди относятся к стыду. В свое время она пыталась понять разницу между людьми, которые уверены в своей ценности и достоинстве, и людьми, которые все время думают о себе: «Я недостаточно хорош». После сотен интервью она поняла, что разница только в одном: те, которые считают себя ценными и достойными, имеют смелость быть несовершенными. Те, кто думает о себе: «Я плохой», не имеют смелости быть несовершенными.

Вывод ее удивил – оказывается, разница не в том, что одни не испытывают стыда, а другие испытывают. Разница не в том, что у одних больше недостатков, а других меньше. Разница не в том, что одни совершенны, а другие нет. Разница лишь в том, что одни имеют смелость быть теми, кто они есть, во всем своем несовершенстве, а другие нет. Первые добры к себе и к другим. Вторые не принимают ни себя, ни других.

И еще – у первых в жизни, как правило, есть подлинная, настоящая связь с кем-то. Смелость быть самим собой – необходимое условие для подлинной связи. Первая категория людей отличается глубоким убеждением: то, что делает тебя уязвимым, делает тебя красивым. Вторая категория убеждена: то, что делает тебя уязвимым – лишь уродство и повод для стыда. Первая категория использовала уязвимость как возможность для преодоления изоляции и выхода на связь. Вторая категория заглушала уязвимость, не видя из нее никакого выхода.

И еще: люди, уверенные в своей ценности, как правило, не чувствуют себя беспомощными, хотя и осознают свое бессилие во многих вопросах. Например, я не могу изменить того, в какой семье я вырос. Я не могу изменить все то, что мне досталось в наследство от моих родителей, истории моего общества, которая наложила отпечаток на мой характер. В этом отношении я бессилен, но я не беспомощен. Иначе говоря, мне выпал некоторый набор карт, который я бессилен изменить. Но я не беспомощен – я могу сыграть свою партию с тем, что у меня есть.

Человек, не уверенный в своей ценности, обычно не признает своего бессилия, но при этом частенько считает себя беспомощным. Чтобы признать бессилие перед тем, что невозможно изменить, нужна смелость уязвимости, а ее нет. Но признать свое бессилие совершенно необходимо, чтобы не чувствовать себя беспомощным. Беспомощность – это состояние человека, не принимающего свое бессилие перед тем, что невозможно изменить. Это состояние того короля из «Обыкновенного чуда», который винил весь своей род в том, что он такой.

Да, он бессилен перед дядюшкиными и тетушкиными генами – он их действительно получил. Но он не беспомощен, он может сыграть СВОЮ партию. У второй категории людей бессилие и беспомощность стоят задом наперед. Они верят в свою беспомощность, но не признают себя бессильными. Они уверены, что сами по себе в состоянии освободиться от своего прошлого, наследственности, воспитания и т.п. По сути, это отрицание первородного греха. Мой пьющий отец до сих пор отрицает, что он алкоголик, хотя его стаж – 40 лет.

Признать свое бессилие перед тем, что нам досталось от прошлого (в конечном итоге от Адама), значит иметь смелость уязвимости. В этом и состоит смирение и подлинная красота. Те, кто имеет смелость быть несовершенными, получают в награду уверенность в своей ценности. И это чувство – противоположность беспомощности. Те, кто имеет смелость быть уязвимым, обретает чувство собственной красоты. Красоты надлома. Красоты уязвимости. Ощущение этой красоты и придает человеку уверенности в том, что он дорог и многоценен.

Facebook Comments

Поделиться

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о