О природе фанатизма

Вчера довелось поговорить с одним русским, который живет в Хьюстоне с 85-го года. Проговорили с ним часа два, он рассказал мне много интересных историй. Но в конце беседы он сказал такую фразу: «Знаете, забавнее всего слушать истории о жизни в СССР от тех, кто никогда там не жил, и истории о жизни в Америке от тех, кто никогда там не был». Я спросил почему. Он ухмыльнулся: «Человек даже не подозревает, что рассказывает чье-то третье мнение, думая, что это его собственное».

У Честертона есть пикантное наблюдение о природе фанатизма. Он писал, что фанатик, вопреки расхожему мнению, это вовсе не тот, кто слишком глубоко погружен в свою веру. Наоборот, это тот, кто знает ее поверхностно». С его точки зрения, чем глубже человек погружается в «свое», тем меньше у него снобизма по поводу этого «своего». Чем меньше он знает «свое», тем более непримиримо он это защищает. Питер Крифт писал, что чем глубже человек знает Бога, тем больше он находит общего с другими людьми, тоже знающими Бога, несмотря на различия. И тем менее он склонен «защищать свое с пеной у рта».

У него есть такая иллюстрация.

Человек 1                              Человек 2

Когда два человека стоят на вершине двух холмов, между ними максимально возможное расстояние. Они друг друга не слышат, даже если пытаются кричать во весь голос. Но чем глубже они спускаются в долину по противолежащим склонам, тем ближе друг к другу становятся. Им все меньше нужно «докрикиваться» друг до друга. Им все меньше приходится додумывать, что другой имел в виду – чем они ближе, тем легче слышать друг друга. В конце концов, на глубине, им даже не приходится шептать. Взгляда и жеста вполне достаточно. Чем ближе к Богу, тем ближе друг к другу.

Поразительно даже не то, что по мере «углубления в Боге» люди менее склонны спорить о мнениях. Поразительно то, что в них постепенно вызревает такое взаимопонимание, которое транцендентно по отношению к различиям. Тебя уже не тянет говорить, как в том анекдоте: «Ах, ты из стеклянного бокала причащаешься, а не из золотого, ну ты еретик». Это вовсе не значит, что различий нет или что их не нужно проводить, просто ты становишься выше их. Акцент на различиях непреодолим, пока мы скользим по поверхности и не уходим вглубь. На поверхности не может быть взаимопонимания. Только изоляция.

Поверхностность – корень фанатизма и изоляции. Чем с большим фанатизмом человек «отстаивает свое», тем меньше он это «свое» знает. Чем глубже человек знает свое, тем более он смиренен, поскольку «на глубине» ты ощущаешь себя ближе к другому, как бы он от тебя ни отличался. Наше время – время фанатизма, подчеркивания различий, обособления. Но можно идти и другим путем. Вглубь. Чтобы познать «глубину любви Христовой со всеми святыми».

Мы не в силах манипулировать единством, сближением, взаимопониманием. И то, и другое, и третье произрастают как плоды постепенного углубления в Боге. Наверное, поэтому Христос и сказал: «Пребудьте во Мне и принесете много плода. Без Меня не можете творить ничего». Его плоды нельзя форсировать. Единство нельзя создать искусственно. Сближение между людьми невозможно, пока каждый стоит на вершине своей горы. Преодолеть тенденцию к изоляции невозможно, пока мы не «знаем своего».

Facebook Comments

Поделиться

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о