Круговорот хвалы в природе

Как бывает порой интересно, когда одна фраза или один вопрос приносит с собой какую-то train of thought (поток мыслей, дословно «поезд мыслей»), как говорят англичане. Садишься на этот поезд и едешь. Куда? Пока не приедешь, не узнаешь. Так вот и недавно дочь, глядя на дождь за окном, меня спрашивает: «Ты веришь в круговорот воды в природе»? «Конечно», – ответил я сходу, не задумываясь. А потом рассказал вкратце весь цикл этого самого круговорота.

Воспроизведя вполне научную картину мира, я задумался – а может быть вскочил на поезд мыслей – «и это все?» Вот эти нити, соединяющие небо и землю, это вот как раз то, что я сейчас описал? Я заметил, что все элементы моего рассказа были максимально объективны и совершенно не зависели от меня. Я ничего не вносил в эту картину. Я просто воспроизводил учебник. Я был к ней совершенно непричастен.

Но разве не важно, что ТЫ видишь в этой картине? Ученый увидит то, что написано в учебнике. И опишет это так, КАК БУДТО его в этой картине нет, хотя это и не так. Я задумался: «А что Я вижу в этой картине?» Как Я вижу круговорот воды в природе? В голове поплыли образы: «нити, сшивающие небо и землю», «кровообращение земли», «вода, как кровь, несет нечто от земли к небу и от неба к земле», «круговорот общительности». Мир, который внутри меня, странным образом похож на мир вне меня. Во мне текут реки, циркулирует жизнь, совершается органическое общение. Мое тело – это сеть, внутри которой все со всем связано.

Органические связи внутри меня – это идеальный образ того, что вне меня. Циклы дыхания, кровообращения, сна и бодрствования – зеркала внешнего мира. У псалмопевца «дерева дубравные ликуют». Конечно, это его взгляд. Это увидел он. Другой бы, возможно, увидел нечто другое. Возможно, просто древесину. Но это тоже взгляд, просто другой. У псалмопевца же выстраивается некая параллель между его собственным сердечным состоянием и деревами дубравными. Смотря на дерева, он видит их ликующими. Он видит невидимое. Он видит то, что является частью его самого. Как и для Франциска Ассизского, природа для него «сестра», такое же творение, как он сам, которое умеет ликовать.

У него «поля радуются», «небеса веселятся», «реки рукоплещут», «острова умолкают». Можно назвать это поэтическим тропом, антропоморфизмом, но ведь и сам Бог говорит, что о делах рук его «вещает» твердь. «Нет наречия, где не слышался бы голос их». Язык Писания – это не язык объективности. Смотрящие на мир люди Божьи сопричастны тому, что они видят. И от этого радость их только растет. Как я смотрю на мир? Как на объективную и никак не зависящую от меня реальность? Верю ли я в круговорот воды в природе?

Вскочив на свой поезд мысли, я открыл окно и стал внюхиваться во влажную прохладу сгущающегося вечера. Дождь пел какую-то песню. Он всегда ее поет, хотя я и не знаю ее слов. Улица была пуста, в мокрых соснах дышал легкий ветер. А я – дышал им. Наверное, я верю в этот круговорот. Потому что я его вижу. Руах, Святой Дух, – это дыхание тихого ветра, в котором Бог явился Илии. Дух и сейчас дышит, где хочет, и голос его слышишь. Твердь славит Бога на наших глазах, чтобы и мы влились в этой круговорот. В круговорот хвалы в природе.

Facebook Comments

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz