Колхоз и Троица

У Клайва Льюиса есть интересное описание дружбы в трактате о любви (если я не ошибаюсь). Дружба – это единственный род отношений, которые не строится на какой-либо земной зависимости. Подумайте сами: как только вы чувствуете, что ваш друг хочет получить от вас что-то, кроме вас самих, у вас тут же пропадает желание с ним дружить. Мы понимаем, что ему нужен не я, не то, кем я являюсь, а что-то иное, что я могу дать: эмоциональную поддержку, финансы, бытовую или соседскую помощь, побег от одиночества, возможность послужить «нуждающемуся» и т.п.

Дружба не терпит зависимости. Все другие типы связей между людьми построены на обязательствах, и только дружба дает другому быть самим собой. Потому что такова ее суть – наслаждение другим в его отличии от всех остальных. Высший символ дружбы – Троица. Неслиянность трех уникальных лиц при полной их нераздельности. Противоположностью дружбы, в определенном смысле, является колхоз. Колхоз, или «колхозность» – это поглощение индивидуального, личностного «я» коллективным «мы». «Мы» всегда важнее, чем «я». В «колхозном» сообществе человек жертвует своим «я», но не потому что хочет, а потому что вынужден. Он зависим.

Колхоз – достойный преемник языческих родовых отношений, когда все члены рода были абсолютно зависимы друг от друга и абсолютно подчинены коллективному «мы». В колхозе каждый его член удовлетворяет какую-то свою потребность через других членов – либо психологическое чувство принадлежности, либо возможность физического выживания, либо что-то еще. Это – клубок созависимостей, в котором никто не знает никого как друга, а только как «батарейку» для высасывания каких-то жизненных ресурсов. В колхозе личность гибнет, потому что ей тесно.

Чтобы дружить, нужно перестать видеть в людях «батарейки». В момент осознания человеком своей полной зависимости от Бога, у него отпадает всякая необходимость в земных зависимостях. Он становится потенциальным другом. Ему интересны другие как Другие, совершенно неповторимые зеркала, отражающие Бога каждый по-своему. Он начинает видеть и ценить Лица. В этот момент возвращение в колхоз уже невозможно. Обретя Лицо, человек хочет видеть только Лица. Тогда у человека только один путь – в Троицу.

Христос назвал нас друзьями. Желание Бога в том, чтобы мы обрели лица и влились в Божественный круг Лиц. Он не хочет, чтобы мы были просто «народным телом», безликим «единством» подключенных друг к другу батареек. Нужно отпустить друг друга на свободу, чтобы обрести лица и стать друзьями. Никакое «мы» не важнее, чем «я», если при этом в жертву приносится Личность. Как единые Лица Троицы прославляют и возвышают уникальность друг друга, так и мы, помогая человеку обрести лицо, обретаем с ним подлинное единство.

Мы живем в мире колхозного единства, вынужденной причастности, созависимого коллективизма. Такое «единство» – наркотик, опьяняющий на время ложным чувством принадлежности. Это психологическая подушка для тех, кто не знает себя. Подлинное единство – это встреча совершенно неповторимых, неуничтожимых, уникальных, неслиянных лиц, которые обнаружили, что они еще и неразрывны. Только такое единство – поистине единство. Когда есть отдельные, неслиянные, непоглощаемые, нестираемые, нерастворимые друг в друге личности, которые встретились и увидели свою нераздельность.

В этом мире у нас только два выбора: колхоз или Троица. Пока мы «тянем» из людей некоторые ресурсы, пока мы созависимы, мы живем в колхозе и не имеем лиц. Колхозное лжеединство – это дьявольская подмена Троичного общения, демоническая пародия на подлинную сопричастность, суррогат истинной общины, превращение людей в «батарейки». Глубинная жажда человека – обретение подлинной сопричастности, неразрывности неслиянных лиц.

Facebook Comments

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz